НовостиМузыкаТекстыФотоДругое
Мои стихи - Мария Голикова Мои стихи

Мария Голикова — Мои стихи

Как тень взлетает безымянной птицей
Над рыжей умирающей листвой,
Так прошлое сгорает и дымится
Костром из листьев возле мостовой.
Скорей уйти – туда, где нет вопросов,
Где под подушку спрятана печаль!..
А город в ожидании морозов
Глядит огнями в гаснущую даль.
В нём стен кирпичных хмурые преграды,
Решёток ржавчина и суета сует.
В нём каждый ждёт пощады и награды –
Но ни того и ни другого нет…
Он ляжет спать, спесивый, суетливый,
Мечтая, притворяясь и хандря,
Под пасмурным, холодным, тёмно-серым
Туманным одеялом октября.
А ты, свою бессонницу настроив,
В который раз взлетишь над ним во сне –
И дождь твоих стихов его накроет
В знак мира в неначавшейся войне.
Красноватое солнце над бурой землёй.
Торопливое время убегает сквозь пальцы
Серебристой водой, и высокой травой
Зарастают дороги молитв и скитальцев.

Тишина летописца на белом снегу.
Книги, сны, зеркала. Ключ и тайная дверца.
Взгляд в твои небеса – мир замрёт на бегу,
Станет чистым, как свет, и останется в сердце.

Чистый лист предо мною. Он белый, как снег.
Чуть дрожит отголосок огня неземного –
Догорает свеча, и на будущий век
Остаётся любовь и творящее Слово.
И сказка начинается другая,
Когда под вечер выпадает снег.
Домашнее тепло в стакане чая,
Удачный день и позапрошлый век.

Чернильница и новая страница –
Пиши, чтоб кто-нибудь однажды смог
Забыть себя, поверить – и решиться
Пройти дорогой, скрытой между строк.
По стихам из петербургской нищей тьмы,
По краям, где от сумы да от тюрьмы,
Не меняется от перемены мест,
Где с другой пересечётся – будет крест –

К небесам ведёт дорога по земле…
Ветер пасмурный испачкался в золе,
В небе тают грозовые облака,
Дождевой водой наполнена строка.
Высокий дом на сумрачном холме.
Дорога в ночь, за дальний край заката.
Зима за поворотом, и во тьме –
Суровый профиль старого солдата.

Легенды древней крепкое вино
Пропитывает книжные страницы,
И то одно, что нам понять дано,
Придёт во сне, когда тебе не спится.

А ветер дальних, гаснущих времён
Вздыхает, всё такой же одинокий –
Там слишком жарко пламя, тёмен сон,
И ждут во сне опасные дороги.

Но, вдохновеньем взятый под арест,
Ликуешь ты, что сдался так бесславно.
Ты снова склонен к перемене мест,
А к перемене времени – подавно.
Театральный занавес пахнет пылью и детством.
Хорошо ходить босиком и жить не по средствам,
Тратить всё, что есть, отдавать всё, что было,
Раздарить весь мир до последнего медяка…
А когда пролетают листья мимо старых балконов,
И задумчивы пассажиры трамвайных вагонов,
Наблюдать, как в огне заката горят твои книги –
Все, кроме самого первого черновика.
По улицам бродит осенний Пьеро,
А я беспокойно сжимаю перо,
А ветер качает бельё на балконе
И не размышляет про зло и добро…

Они только там, за завесой страниц,
В словах мимолётных, в молчаньи кулис –
И вновь, ослепительным связаны светом,
Пьеро с Коломбиной выходят на бис.

Над залом застыла на миг тишина.
Софитом в окне заблестела Луна,
Мелькнул в темноте силуэт Коломбины,
Растаял, как будто приснилась она…

А проза поэзию гонит с листа,
Поэзия прозе меняет цвета,
И кто-то невидимый пишет их вместе,
Жизнь снова полна, а страница – пуста…

Откроются маски на миг – а потом
Листы этой пьесы покажутся сном.
Здесь проза и поза, работа и осень
И трагикомидраматический дом.
Нет уже ни пустынь, ни скиний.
Город, спящий среди веков.
А Луна освещает спины
Древнегреческих облаков.

Лунный свет заливает Трою,
Неживой, неподвижный свет...
Город мой, что будет с тобою
Через несколько тысяч лет?
Осень, осы, Иосиф Бродский,
Полинявший город неброский,
Души, вытертые словами,
Люди с крепкими головами,
Фотографии в невских водах…
На стоящих часах – свобода.
А река утекает мимо
Ленинграда, Мекки и Рима.
Звезда средневековая в окне,
Как вещий сон, смутила душу мне.
В висках тревожным пульсом бьётся память.
Всё начинает совершаться вновь;
Неслышным шагом подойдёт любовь,
Любовь с небесно-синими глазами…
Весенний вечер. Засыпает дом,
И не узнать заранее о том,
Что в этот раз назначено судьбой
Для нас с тобой.
Я ничего не делаю целый день.
Слушаю «Группу крови». Хочу согреться.
Я понимаю, что ночь – это только тень,
Что от теней зимы никуда не деться…

Нет ничего труднее войны в уме.
Нет ничего печальней войны на деле.
Кажется сказкой то, что на той неделе
Самой реальной жизнью казалось мне.
Ночь. Театр пуст. Стою один
На тревожной, тихой, тёмной сцене.
Вижу сумрак вековых седин,
Призраков рассеянные тени.

Тишина. Огонь в моей груди.
Сквозь века опять шаги я слышу.
Бездна предо мною, впереди,
Та, откуда я когда-то вышел.

Руку на эфес я положу
И вздохну – в последний раз – свободно
И «Прощай!» в последний раз скажу
Миру, что был жгучим и холодным.

Много раз уже я умирал.
Жизнь – театр. Неотвратим финал.
В бесконечном пространстве зрачка –
Бесконечное небо ночное.
Здесь мгновенья – года и века,
И ничто не нарушит покоя.

А дороги, надежды и сны,
Всё, что было и будет на свете, –
В мир тревожный соединены
Между двух бесконечностей этих.
Ночная дорога из города в город.
Свет фар, словно заяц, несётся по снегу.
Темнеют далёкие низкие горы,
Темнеет закрытое тучами небо.

Деревья, как призраки, цепью безмолвной
К дороге пустынной придвинулись ближе.
Холмов невысоких спокойные волны
Качают автобус – то выше, то ниже.

Тоскливое, сладкое чувство движенья.
Бегут километры – а время застыло…
Приеду – напишется стихотворенье.
Всё будет иначе. Всё будет, как было.
Опубликовано Мария Голикова 30 октября 2011
Теги: мои стихи
Комментарии